«MENS SANA IN CORPORE SANO »

by admin
12,7K views

* В ЗДОРОВОМ ТЕЛЕ — ЗДОРОВЫЙ ДУХ или ПОЗНАЙ САМОГО СЕБЯ.

НАША ЖИЗНЬ В ВАШИХ РУКАХ, МОЖНО СКАЗАТЬ… ИМЕННО С ЭТИХ СЛОВ Я ХОТЕЛА НАЧАТЬ ИНТЕРВЬЮ С РЕКТОРОМ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, ПРОФЕССОРОМ ГЕРАЕМ ГЕРАЙБЕЙЛИ. СЕГОДНЯ, ВО ВРЕМЕНА ПАНДЕМИИ, МЫ КАК НИКОГДА ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В НАДЕЖНОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ СОВРЕМЕННЫХ ВРАЧЕЙ. ВСЕ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПОДГОТОВКОЙ КАДРОВ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МЕДИЦИНЕ В ТЕКУЩИЙ МОМЕНТ, ПОДНЯТИЕМ УРОВНЯ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ НАЦИИ, ФАКТИЧЕСКИ И ПРИВЕЛИ МЕНЯ В КАБИНЕТ РЕКТОРА-ПСИХИАТРА. 

Как вы видите перспективы развития образовательной системы здравохранения?

Базируясь на международном опыте, в этом году мы открыли четыре новые специальности: медсестринское дело, физио-терапист, клиническая психология и медицинский менеджмент.

Сегодня в рамках сотрудничества с турецкими вузами у нас проходят лекции в режиме онлайн по этим дисциплинам. Дело в том, что сегодня во всем мире одна из “фишек” образовательной системы — это студенческая мобильность. Когда студент может, отучившись год-два в одном городе или одном вузе, следующий семестр отучится за рубежом, потом возвращается обратно. Это очень важно, с моей точки зрения, именно в контексте приобретения новых знаний, приобретения международного опыта.

Например, когда мы ратовали за введение новой дисциплины “медсестринское дело”, на нас обрушился шквал критики, мол, теперь еще медицинский институт будет готовить медсестер. Большего невежества трудно себе представить, потому что за рубежом, когда видишь, что человек в звании профессора, доктора наук, но по специальности — медсестра, то понимаешь, что с пациентом больше всего работает этот контингент. А вот другая специальность — физиотерапист. Реабилитация нужна не только после неврологических заболеваний, инсультов, травм головы и так далее, но и в контексте, допустим, послевоенных моментов. Мы все находимся в ожидании перехода на страховую медицину, и необходимость в клинических менеджерах ни у кого, я думаю, не вызывает сомнения. Ведь зачастую главными врачами больниц назначаются хорошие специалисты, но не всегда хороший специалист или виртуозный хирург может быть хорошим организатором и наоборот. Поэтому я думаю, что именно те изменения, которые происходят у нас в университете, непосредственно связаны с планами нашей страны по реконструкции и реорганизации практического здравоохранения в целом.

Являясь психиатром по специальности, вы легче воспринимаете все проблемы и задачи, возложенные на вас как на руководителя такого серьезного вуза?

Честно говоря, да. Здесь, я не могу не вспомнить своих учителей, это профессор Агабек Султанов, профессор Ахмед Абаскулиев. Психиатры более устойчивы к стрессам. Это связано с тем, что психиатр с первого дня работы в клинике сталкивается со стрессами. Стрессоустойчивость — это умение обходить острые углы и находить язык с людьми, что мне во многом помогло в первые годы моего пребывания на должности ректора АМУ

 БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ МОЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЗРОСЛЕНИЯ ПРОШЛА ПОД ЧУТКИМ ВЗОРОМ АГАБЕКА СУЛТАНОВА, ПОЭТОМУ МНОГИЕ УРОКИ, И НЕ ТОЛЬКО ПО ПСИХИАТРИИ, НО И УРОКИ ЖИЗНИ, КОТОРЫЕ ОН НАМ ПРЕПОДАВАЛ, ПОМОГАЮТ МНЕ СЕГОДНЯ. Я БЛАГОДАРЕН СУДЬБЕ, ЧТО Я ПСИХИАТР, И СЧИТАЮ, ЧТО ЭТО ВО МНОГОМ ВЛИЯЕТ НА МОЕ ОТНОШЕНИЕ К ЖИЗНИ.

Например, необходимость реформирования системы сопряжена с трудностями — кто-то не хочет, чтобы у него закрывалась кафедра или оставлять пост заведующего кафедрой, но изменения в здравоохранении и в образовательной системе предусматривают инновационные технологии.

Насколько нынешнее онлайн преподавание уступает в своем качестве офлайн системе образования, по-вашему?

Вы хорошо знаете, что сама система преподавания имеет многовекторность. И когда сегодня мы вынуждены преподавать онлайн, со стороны студентов, родителей, специалистов в области образования, слышны критические замечания о том, что это не соответствующий уровень. Но во многих развитых странах Европы и Америки есть университеты, где преподавания онлайн даже имеют большую плату за образование, нежели офлайн. Но я всегда за живое образование. Считаю, что никакое общение ни в фейсбуке, ни в твиттере ни в вотсапе не может заменить общение в живую, тем более что у меня неоднократно были молодые пациенты,Которые  имеют проблемы в коммуникации.
Вот случай из практики. Юноша, почти несколько месяцев общается по чату с девочкой, наконец они договорились встретиться, после встречи он попадает в депрессию, его родители приводят ко мне, я начинаю раскручивать ситуацию и слышу – «я не полноценный, я не могу общаться, я не могу разговаривать». Пришел со свидания, и тут же великолепно переписывается в чате…

Поэтому и в образовании, тем более в медицинском, там, где нужен контакт с пациентом, мы должны не только прочитать лекцию, но и показать тот или иной симптом, конечно, мы здесь нуждаемся в живом общении.

В работе AМУ теория неотделима от практики. А с какими сложностями приходится сталкиваться в плане лечебной работы?

Если раньше в советское время, я сам учился тогда, наши клиники базировались в разных больницах и поликлиниках, то уже много лет как руководство нашей страны, и прежде всего Ильхам Гейдарович и Мехрибан ханум Алиевы, уделяя большое внимание медицинскому образованию, революционно подошли к тому, что дали добро и способствовали открытию 4-х клиник в Медицинском Университете. Это онкологическая, стоматологическая, учебно-терапев- тическая и учебно-хирургическая клиники. В этих клиниках наши студенты, наши резиденты проходят основную практическую часть своих занятий.
Конечно же, пандемия нанесла свой удар и клиники были вынуждены переквалифицироваться в специальные ковидные клиники, теперь это и хирургическая клиника, где наши сейчас занимаются приемом раненых пациентов. И поэтому с точки зрения практической стороны здравоохранения нам немножко сложно, то есть мы стали монодисциплинарными.
Но я надеюсь, что это тоже временная трудность и с еще большим энтузиазмом мы ждем тот период, когда мы сможем дать возможность клиникам работать с полной отдачей.

Что вы скажите о психическом здоровье нации?

Если бы вы задали мне этот вопрос до 27-го сентября, то, наверное, у меня был бы другой ответ. Потому что сегодня, психическое здоровье является проблемой во всем мире.
То историческое событие, которое произошло в Азербайджане,привели к тому, что психическое состояние азербайджанцев, сегодня, я считаю, намного лучшим, чем любой другой страны, которая не перенесла такого эмоционального всплеска.
Когда Бог дал нам возможность слышать информацию из уст нашего президента об освобождении того города, следующего района, мало кто вспоминал про коронавирус. Это приводило к нашей всеобщей радости и этот психоэмоциональный подъем был оправдан. 30-тилетнее ожидание, а у кого-то даже потеря надежды на то, что Карабах вернется, все это привело к тому, что мы вполне адекватно среагировали как люди, которые ждали этого дня, и наконец -то это свершилось, и именно руками нашей нации — генералов, офицеров, солдат…

ЧЕЛОВЕК ОБЫЧНО СНИКАЕТ ТОГДА, КОГДА У НЕГО ПРОБЛЕМЫ ВО ВСЕХ ОКРУЖАЮЩИХ ЕГО ОБЛАСТЯХ, И ОН НЕ МОЖЕТ ИХ КОМПЕНСИРОВАТЬ КАКИМИ-ТО ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМИ МОМЕНТАМИ В ДРУГОЙ. ВОТ ТОГДА ОН МОЖЕТ ВПАСТЬ В ДЕПРЕССИЮ И «СЛОМАТЬСЯ».

И если люди стали часто контактировать, выходить на улицу, обниматься, целоваться, поздравлять друг друга- я не считаю, что единственной причиной увеличения заражений. Есть еще и другие эпидемиологические знаки, элементарно — время года, увеличение простудных заболеваний, снижение иммунитета. Но то, что мы пережили радость Победы и еще долго будем ее переживать, это и является тем тонусом, который обуславливает наш психоэмоциональный фон сегодня.

Каково ваше мнение о коронавирусе и его влиянии на нашу психику в целом?

То, с чем столкнулся мир за последний год является шокирующим ударом как по экономике, финансам, так и по нашей психике. То есть на 180 градусов изменился образ жизни людей. Само психологическое отношение людей к covid-19 имеет несколько направлений. Раньше это было деление на 2 лагеря четко: 1- БОЮСЬ, 2-НЕ ВЕРЮ. Вторая часть — короно- скептики, уменьшилась, потому что круг людей, которые болеют или потеряли жизнь в результате этой инфекции значительно расширился. Поэтому в сегодняшнем спектре психических проблем, вызванных с ковидом, я больше на передний план поставил бы депрессию и тревогу. Раньше была такая нозологическая единица, был такой диагноз невроз «ожидания».
Сегодня многие люди в состоянии ожидания, сегодня меньше, чем вчера, дай Бог, завтра еще меньше будет, так как началась вакцинация и т.д. Люди с нетерпением ждут возможности вернуться к привычному образу жизни.

Когда господин президент объявил о возвращении и дезоккупации Шуши, я находился вместе с друзьями, выходцами из Шуши. Это были муж с женой, которые участвовали в первой карабахский войне, сами ушли оттуда, оставив свои дома, и были их дети, которые родились уже в Баку.И когда выступал президент и произнес, что Шуша свободна, каждый издал какой-то, присущий ему: кто-то крик, визг, эта женщина разрыдалась, её муж тоже расплакался, и мы также не сдержали своих слез. Радость у молодых людей была не меньше, чем у нас, но они до конца не понимали, они говорят: «А зачем вы плачете»? То есть для человека, который видел и потерю Шуши, и её возвращение, это несколько другое, чем просто радость от того, что мы победили.

Какие книги формировали Ваше мировоззрение и что посоветуете почитать или посмотреть именно в этот период нашей жизни?

Книги-это очень дорогая вещь для моего поколения людей и мне больно видеть, когда молодые все заменили телефоном, интернетом. Может быть, это мы отстали от жизни, я не знаю.
Моими наиболее любимыми писателями всегда были Чехов и Тургенев, никогда особенно не любил Шолохова, Маяковского. Потом я стал больше интересоваться произведениями Булгаковым, Набоковым. В последнее время мне заинтересовали вопросы социальной психологии, но это связано с профессиональным моментом, и я начал читать Климова.

МЫ ПЕРЕЖИЛИ РАДОСТЬ ПОБЕДЫ И ЭТО ЯВЛЯЕТСЯ ТЕМ ТОНУСОМ, КОТОРЫЙ ПОДНЯЛ НАС. Я УВЕРЕН КАК ПСИХИАТР В ТОМ, ЧТО ЭТО БУДЕТ СПОСОБСТВОВАТЬ И УКРЕПЛЕНИЮ НАШЕГО ИММУНИТЕТА. ЕЩЕ ВРАЧ НАПОЛЕОНОВСКОЙ АРМИИ ПО ФАМИЛИИ ЛАРИ ОТМЕЧАЛ, ЧТО У СОЛДАТ, ОДЕРЖИВАЮЩИХ ПОБЕДЫ, РАНЫ ЗАЖИВАЮТ ЛУЧШЕ, ЧЕМ У СОЛДАТ ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЙ.

Обожаю перечитывать басни Эзопа, хочу припомнить одну из них…
Пасется стадо овец, и вдруг большой горный орел срывается с вершины горы, подлетает к стаду и захватывает когтями маленького ягненка, унося в небо. А на дереве сидит воробей, и ему захотелось сделать также как и орел, он слетел с дерева, воткнулся своими коготками в овцу и хочет её поднять, но естественно ничего не получается, наоборот его коготки застряли в этой шерсти, и он не может теперь оттуда вылететь. Это увидел пастух, подошел забрал этого воробья, посадил его в клетку и вечером отнес домой к своим детям. И дети спрашивают у него: «Папа, а что это за птица, которую ты принес?» Он говорит: «Вы знаете дети, я-то знаю, что это воробей, но ему кажется, что он орел»…

P.S. Но я не буду честен с вами до конца, если не отвечу на вопрос, какие книги способствовали моему становлению. Конечно же, все перечисленное на одной чаше весов, но на другой — та книга, которая сильно повлияла на меня и во многом сформировала мировоззрение. Это наш Коран, который я читал неоднократно в русском переводе Пороховой, Крачковского, Кулиева. По силе влияния на мировоззрение ни что не идет в сравнение с Кораном. Практически каждый нюанс человеческого поведения может там найти свое объяснение, и человек находит для себя ответы на многие вопросы.

You may also like