МУЗЫКА НАС СВЯЗАЛА

by admin
201,2K views

Давно не секрет, что все выпускники Бакинской Музыкальной Академии им. Уз. Гаджибейли, нашей альма-матер, — повсюду добились больших высот. И каждый раз, приезжая на родину, они не скупятся на пару слов для интервью журналу PASSAGE. Сегодня мои гости, когда-то мои студенты, — ректор университета “ Çukurova Devlet Konservatoru” в городе Адана, Турция- Ульвия Гюлер, а также дирижер и педагог в школе “ Çukurova Devlet Konservatoru” Валид Агаев и его супруга Анастасия Агаева. Наша встреча прошла в непринужденной обстановке за чашкой чая в любимом бакинском VIENNA CAFE на Торговой.

НАРМИНА АГАСИ: Первый вопрос я задам, конечно, Ульвие ханум, ныне гражданке Турции, которая на сегодняшний день занимает одну из важных позиций на музыкальном олимпе и служит мостом между нашими странами. Расскажи, пожалуйста, о начале своей карьеры в Турции.

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: Начнем с того, что я приехала в Турцию 20 лет назад. Вначале я работала в Университете “Çukurova Devlet Konservatoru”  в качестве концертмейстера. Тогда я только закончила консерваторию и становилась на ноги. А спустя несколько лет меня пригласили в Стамбульскую консерватории MIMAR SINAN, в которой я также проработала два года как преподаватель и как концертмейстер. Далее был короткий период, когда я вернулась в Баку, где я закончила аспирантуру и по ее окончании, вновь судьба занесла меня в Адану. Сценарий повторился, — опять Университет “Çukurova Devlet Konservatoru”, но уже в другой ипостаси.

(Улыбается)

НАРМИНА АГАСИ: А как складывались события дальше?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: Далее спустя два года я получила штат и стала заведующей кафедрой фортепианного отделения.

НАРМИНА АГАСИ: Какое влияние оказала на тебя твоя мама, Саида Бехбудова, которая так же сегодня преподает в “Çukurova Devlet Konservatoru”? Переняла ли ты систему обучения мамы в своей нынешней работе?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: Мама всегда была для меня идеалом, несомненно, и как музыкант, и как преподаватель. Начинала я заниматься у Эльмиры Назировой. Но всем известно, что учиться у родителей — это крайне сложное явление. Причина одна — у родителей- педагогов всегда завышенные требования от своих детей. Поэтому мы года два поработали вместе и я продолжила свое обучение у Наили Раджабовой в той же школе. Потом я опять вернулась к маме, правда. (Улыбается). Начиная практически с младенческого возраста, я росла в стенах Консерватории, была знакома со всеми студентами, а это были очень хорошие музыканты и на данный момент мы поддерживаем со всеми связь. Они живут в разных точках мира, преподают в совершенно в разных консерваториях, начиная от Норвегии, Америки, Германии. Для меня всегда было большим авторитетом именно мамино преподавание.

НАРМИНА АГАСИ: Кто из педагогов консерватории оставил у тебя неизгладимое впечатление?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: Конечно, вы! ( Улыбается). Но, если говорить о фортепианной кафедре — то, конечно, Фархад Шамсиевич Бадалбейли, он для нас всегда был идеалом. Он сидел на всех наших экзаменах. И выход на сцену перед ректором, для нас это была, действительно, большая ответственность. Могу также отметить профессоров Рафика Кулиева, Юрия Сабаева. К сожалению, их уже давно нет с нами.

НАРМИНА АГАСИ: Насколько музыкальная жизнь Азербайджана и Турции пересекаются и какие положительные и отрицательные стороны вы наблюдаете в образовательной сфере?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР:  В образовательной сфере разница например в чем? В Азербайджане, как мы в принципе привыкли, большое количество музыкальных школ, где начальное образование дети получают практически с первого класса. Это бюльбюлевская школа, плюс восьмилетки, которые практически в каждом квартале есть. А в Турции большая напряжёнка с музыкальными школами. Там есть консерватория в каждом большом городе, где образование начинается с четвертого года. С первого по четвертый класс дети учатся в своей школе, но, если они поступают в консерваторию, они приходят два раза в неделю для получения музыкального образования.  Просто элементарно, инструменты — фортепиано, скрипка, виолончель и т.д. А, начиная с пятого класса — это уже общее образование, как бы под крышей консерватории, включающее всю систему министерства образования, то есть и математика и остальные предметы присутствуют наравне с фортепиано, скрипкой, сольфеджио, гармонии и т.д.

НАРМИНА АГАСИ: Можно считать, что наше базовое музыкальное образование, начиная со школы, намного сильнее, чем в Турции?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР:  Да, потому что в Консерваторию уже в период бакалавриата стекаются, как бы, самые лучшие кадры всех  музыкальных школ и училищ. А в Турции система другая, и люди, честно говоря, «не очень верят» на данный момент в классическую музыку, что очень обидно. В Турции, в принципе, классика развита не так давно, то есть и ее развитие в преподавательском плане невозможно сравнить с советской системой обучения. В Турции только-только появляются свои композиторы, свои преподаватели. Кстати, очень большое влияние оказали на турецкое музыкальное образование преподаватели из бывшего пространства СССР.

НАРМИНА АГАСИ: Насколько сильное влияние оказала наша Азербайджанская Государственная Консерватория на развитие образовательной системы в Турции?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: В Адане на данный момент несколько преподавателей из Азербайджана, если начинать с самого начала, то я хочу отметить, конечно, покойного Фарханга Гусейнова его супругу Лейлу Алиеву. С них, практически, и начинались истоки Консерватории. Кстати, вот совсем недавно мы присвоили имя Фарханга Гусейнова оркестровому классу, в котором работает наш соотечественник Валид Агаев. Такие преподаватели, как Марина Бабаева, которая работала на протяжении тридцати лет у нас, сейчас она преподает на скрипичной кафедре, Ильгар Эюбов преподает кларнет, Эльхан Бакиханов преподает на теоретической кафедре. В симфоническом оркестре достаточное количество азербайджанцев это Фархад Агамализаде, Илаха. Ну и вообще по Турции у нас очень много известных имён, которые преподают в Стамбульской консерватории, в Анкаре, ученики которых уже на данный момент обучают своих учеников и это достаточно замечательные кадры.

НАРМИНА АГАСИ: Расскажите немножко о своей истории переезда в Турцию?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: С супругом мы познакомились одиннадцать лет назад. Он турок по национальности, мы познакомились в Стамбуле в кругу наших общих друзей. Весь роман длился 5 месяцев, за этот период по выходным он приезжал в Баку, мы виделись здесь. Спустя три месяца сделал мне предложение и через пять месяцев я оказалась в Адане. Мой супруг стоматолог по профессии, глава Ассоциации Стоматологов в городе Адана. У нас девятилетняя дочка, зовут её Наргиз, я всегда мечтала назвать своего ребёнка этим именем, ещё с детства.

НАРМИНА АГАСИ: Расскажите, пожалуйста, о вашем отклике на победу Азербайджана в Карабахской войне. Каким образом вы отреагировали и какие достигнутые с вашей стороны цели?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: Мы с большим волнением наблюдали за событиями в Карабахе. Мой дедушка сам родом из Шуши и его мечтой всегда было увидеть освобожденные родные земли, очень жаль, что он не смог застать этих дней, но я очень надеюсь, что в ближайшее время, я смогу посетить земли, принадлежащие моим предкам. В день победы мы и многие наши турецкие друзья со слезами радости высыпались на улицы с флагами Азербайджана и Турции. Это было незабываемое ощущение гордости за страну, чувство благодарности нашему уважаемому президенту Ильхаму Алиеву, благодаря политической тактике и стальной выдержке которого, Азербайджан спустя 30 лет смог восстановить свою территориальную целостность. Одновременно ощущалась неописуемая боль за молодых ребят, героически отдавших свои жизни за Родину. Мы никогда не забудем их подвига!

В сотрудничестве с нашими соотечественниками из Консерватории города Анталии, мы попытались внести свою лепту, организовав концерт камерной музыки, посвященный невинным людям, погибшим во время бомбардировки в городе Гянджа и Барда. В состав концерта вошли произведения азербайджанских и турецких композиторов, а также, предшествующая ему вступительная речь, в которой описывались Карабахские события прошедших 30 лет. Говорить было тяжело, голос дрожал и слезы подступали к горлу, перечисляя потери среди военных и мирных жителей, но в то же время неописуемая гордость за смелость и героизм своего народа придавало сил концерт проводился в самый разгар пандемии, когда были запрещены все массовые мероприятия, по этой причине он проводился при закрытых дверях, с очень небольшим количеством зрителей, однако транслировался в прямом эфире во многих социальных сетях, благодаря чему его смогли увидеть множество зрителей, как на территории Турции, так и за рубежом.

НАРМИНА АГАСИ: Расскажите о роли Фарханга Гусейнова в консерватории.

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: Профессор Фарханг Гусейнов вместе со своей супругой Лейлой Алиевой работали в Государственной Консерватории при Университете Чукурова на протяжении 20 лет, практически с момента её основания. Ф. Гусейнов преподавал на скрипичной кафедре, на его счету было очень много талантливых студентов, которые на данный момент работают в лучших оркестрах Турции. Помимо преподавательской практики на скрипичной кафедре проф. Гусейнов дирижировал студенческим оркестром Консерватории, а также преподавал по классу композиции. К сожалению, Ф. Гусейнов скоропостижно скончался десять лет назад. В 2020-м году, созданному в консерватории новому оркестровому залу, мы приняли решение присвоить имя Фарханга Гусейнова. Кстати, надо отметить, что там проводит оркестровые занятия наш соотечественник Валид Агаев. Процесс был немного длительный, так как для того, чтобы присвоить звание залу необходимо обязательное постановление сената, то есть письменное одобрение всех деканов и директоров других факультетов во главе с ректором Университета. Но мы успешно подытожили эту работу, и данное решение было освящено как в турецкой, так и в азербайджанской прессе.

НАРМИНА АГАСИ: В какой момент вы нашли друг друга — Ульвия и Валид?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: Наша дружба зародилась достаточно давно, мы учились в одной школе имени Бюль-Бюля. Правда, Валид был на два года младше, но несмотря на это, все мы всегда общались. А еще можно добавить, что мама Валида очень

много лет назад была первой студенткой моей мамы, когда она только начинала работать ассистентом у профессора Э. Назировой. С Валидом, и кстати еще многими из его класса, у меня всегда были очень теплые взаимоотношения, мы часто виделись в Баку. А несколько лет назад в Кельне был стоматологический конгресс, вместе с супругом мы полетели в Германию, а Валид как-раз в тот период жил и работал в Кёльне. Так, спустя много лет там мы и встретились. В тот период в нашей Консерватории была необходимость в кадрах на кафедре дирижирования, тогда и зародилась эта идея нашего воссоединения. Но понадобилось целых четыре года чтоб воплотить ее в жизнь и уговорить Валида переехать из Кёльна в Адану.

НАРМИНА АГАСИ: Теперь мой вопрос к моему любимому студенту, дирижеру оркестра Валиду Агаеву. Валид, расскажи, пожалуйста, об идеи создания вашего оркестрового состава.

ВАЛИД АГАЕВ: На самом деле я принимал совсем небольшое участие в создании этого состава, так как оркестр консерваторский. В оркестре участвует по азербайджанским меркам ребята от средней школы 5 класса до четвертого курса бакалавра. Поэтому это для меня очень интересный опыт. Я вообще всегда любил работать с молодежью, всегда мечтал об этом. Потому что они отдаются как правило музыки гораздо больше, нежели взрослые у которых во время репетиций мысли о том, когда нужно покормить ребенка или когда забрать кого-то из школы и т.д.

НАРМИНА АГАСИ: Насколько мне известно по моему музыковедческому опыту, очень многие струнники, в частности, скрипачи потом перевоплощаются в ведущих дирижеров. Я думаю, что ты пошел по этому же классическому пути. Расскажи о тех метаморфозах, которые происходили с тобой скрипачом и тобой дирижером?

ВАЛИД АГАЕВ: У меня есть одна фотография, где мне два годика и я дирижирую. На самом деле в детстве, когда я услышал 9-ю симфонию Бетховена первый раз, вот тогда у меня уже появилось желание играть на всех инструментах. Я не знал как это сделать, тогда я играл только на скрипке, но вот на вступлении каждого инструмента, мне хотелось оказаться в этот момент на месте этого оркестранта. Но позже я уже понял, что есть такая возможность-это стать дирижером, тогда ты играешь действительно на всех инструментах оркестра.

НАРМИНА АГАСИ: Расскажи пожалуйста о своем пути после консерватории.

ВАЛИД АГАЕВЯ учился сначала в школе имени Бюль-Бюля по классу скрипки, потом поступил в Бакинскую Музыкальную Академию в класс профессора Таира Атакишиева. Там же я закончил бакалавриат, магистратуру и аспирантуру, а параллельно с 2004 до 2010 года я работал в гос.камерном оркестре имени Кара Караева. Работая в этом оркестре, я уже начал думать о дирижерстве. К нам приезжало очень много больших профессионалов и конечно наш главный дирижер тогда Теймур Гекчаев вдохновили меня к тому, чтобы я занялся дирижированием. Но работая в гос.камерном я вдруг стал понимать, что мне тяжело играть чужую трактовку, какая бы замечательная она ни была. Что я слышу произведения в своей собственной трактовке, а вынужден играть совсем другое, и буквально задыхаюсь от этого. И тут я понял, что у меня нет других вариантов, надо становиться дирижером и создавать свое собственное прочтение. После окончания аспирантуры в 2011-м году, я в уехал в город Кельн для поступления конкретно к профессору Михаелю Луигу на дирижирование. Это произошло в 2012-м. Тогда у него в классе заканчивал наш замечательный, очень талантливый дирижер и мой близкий друг, Фуад Ибрагимов. Так что и ему я тоже очень благодарен за ту судьбоносную рекомендацию.  К сожалению, через пару лет скончался наш профессор, пришли другие профессора и заканчивал я уже в классе нового профессора Александра Румпфа. После окончания консерватории я сначала был фрилансером, параллельно руководя  камерным оркестром небольшого города Аттендорн. И моя основная деятельность была конечно в качестве приглашенного дирижера. У меня были концерты с украинским национальным филармоническим оркестром и одним из самых талантливых пианистов сегодня, Николаем Токаревым, коллективами из других городов Украины, Белорусии, Испании, Германии, и.т.д. Конечно одним из самых больших и самых важных концертов был в Казахстане с оркестром академии солистов Казахстана и легендарным скрипачом Шломо Минцем. А за несколько дней до этого самого концерта было, конечно, одно из самых знаменательных событий в моей жизни — это выступление в Баку, в родных пенатах — Филармонии с моим любимым и родным гос.камерным оркестром, в котором я проработал 6 лет. Слава Богу, у нас и в этот раз наладился очень хороший контакт, приведший к успешному выступлению. В этом концерте я выступал вместе с замечательным таристом, моим очень хорошим другом Арсланом Новрасли, очень талантливым музыкантом. В первом отделении звучал концерт для тара с оркестром Тофика Бакиханова, а во втором звучала 40 -я симфония Моцарта в аутентичной интерпретации.

НАРМИНА АГАСИ: Твой самый любимый инструмент в оркестре?

ВАЛИД АГАЕВ: Скрипка может мне этого не простить, но я все же признаюсь, что это гобой. Гобой и английский рожок.

НАРМИНА АГАСИ: Какие соло ты себе представляешь, когда говоришь гобой?

ВАЛИД АГАЕВ: Когда я говорю гобой, то в первую очередь подразумеваю скрипичный концерт Брамса и его вторую часть с потрясающем соло гобоя.

НАРМИНА АГАСИ: Расскажи о своем семейном дуэте и как он перерос в ваш квартет?

ВАЛИД АГАЕВ: С моей женой Анастасией мы познакомились в Минске на совместном концерте, где она играла в оркестре на альте, а я дирижировал. Там и появился новый «Дуэт по жизни». Он зародился 6 января 2017 года в Минске, а вышел на сцену 26-го декабря 2020 года в Москве. ( Улыбается) Несмотря на пандемию, мы «провели свадьбу» с невероятным количеством гостей, а их было больше полутора тысяч, которые пришли на нашу свадьбу посредством онлайн трансляции в Фейсбуке. Дальше пошла наша семейная творческая карьера. Позже мы переехали в Адану и вместе с Ульвиёй создали там квартет: Ульвия, я, Анастасия и ещё один замечательный турецкий виолончелист Дорук Виждан.

НАРМИНА АГАСИ: И, наконец, последний вопрос к вам обоим. Какие у вас планы на ближайшее будущее? И всё ли есть в вашем потенциале для развития ваших планов?

УЛЬВИЯ ГЮЛЕР: В первую очередь, — это конечно же, желание чтоб как можно скорей закончилась пандемия и все мы вернулись к нормальному образу жизни. Чтоб мы могли организовывать мероприятия, творить, создавать, подготавливать учеников, выступать с концертами сами. Если говорить более конкретно, то в моих планах конечно же, присутствует желание пропагандировать азербайджанскую музыку на территории Турции и за ее пределами. На данный момент мы стараемся включать в программу своих учеников произведения азербайджанских композиторов. Исполняются произведения Эльмиры Назировой, Джевдета Гаджиева, Тофика Кулиева, Кара Караева. К сожалению, мы не имеем полноценного доступа к нотной литературе Азербайджана, то есть мы можем найти какие-то ноты на территории интернет-пространства, но далеко не в полном масштабе. Поэтому мы бы очень хотели получить возможность и доступ к полному списку нотной литературы азербайджанских композиторов в ближайшем будущем. Тем самым, популяризировать их не только в Турции, но и в других странах мира.

ВАЛИД АГАЕВ:  Я в свою очередь могу добавить, что мне предстоит личный дебютный концерт с оркестром Аданинской консерватории, на котором я очень хотел бы как дирижер из Азербайджана исполнить «Азербайджанское каприччио» Фикрета Амирова. И в связи с перенесенным в 2020 году из-за пандемии юбилеем Бетховена, исполнить одну из его симфоний. Я также жду помощи с нотным материалом, чтобы я мог работать с оркестром.

К сожалению, мы не имеем полноценного доступа к нотной литературе Азербайджана, то есть мы можем найти какие — то ноты на территории интернет-пространства, но далеко не в полном масштабе. Поэтому мы бы очень хотели получить возможность в ближайшем будущем к доступу к полному списку нотной литературы азербайджанских композиторов. Тем самым,  пропагандировать их не только в Турции, но и в других странах мира.

Валид как-раз в тот период жил и работал в Кёльне. Так, спустя много лет там мы и встретились. В тот период в нашей Консерватории была необходимость в кадрах на кафедре дирижирования, тогда и зародилась эта идея нашего воссоединеия. Но понадобилось целых четыре года чтоб воплотить ее в жизнь и уговорить Валида переехать из Кёльна в Адану.

С моей женой Анастасией мы познакомились в Минске на совместном концерте, где она играла в оркестре на альте, а я дирижировал. Вот так и появился новый «Дуэт по жизни». Он зародился 6 января 2017 года, а вышел на сцену 26-го декабря 2020 года. ( Улыбается)

Несмотря на пандемию, мы «провели свадьбу» с невероятным количеством гостей, а их было больше полутора тысяч, которые пришли на нашу свадьбу посредством онлайн трансляции в Фейсбуке.

You may also like